gallery/мы д

Я сделал шаг

gallery/цитата4
gallery/цитата
gallery/цитата2
gallery/цитата3
gallery/цитата5
gallery/цитата6

Я сделал шаг... У пропасти стою...

Шагнул ещё и вдруг лечу.

А, может, зря шагнул? Не знаю…

А, может, там меня поймают?

 

А, может, это просто сон?

Но мне так часто снится он.

А, может, люди так играют?

А, может быть, не понимают,

 

Что там внизу – и грязь, и дно,

Но всё ж толкают. А за что?

И говорят: «Ну, прыгай, что ж.

Не хочешь трудностей – поймёшь».

 

Хороший я, мне говорили,

Любовь и ласку мне дарили,

Кормили часто просто так.

Подумаешь, какой пустяк...

 

Не одинок – все убеждали.

Со мною просто все играли.

 

 

Часть первая

Да, хорошо, полезно, надо.

Родителей не видя рядом,

Как сирота, был обделён.

Скажите, это был лишь сон?

 

Но, к сожаленью, нет, не сон.

Я сирота – так быть должно.

Я в жизни главным обделён.

Я государственный. Такой закон...

 

Открылась дверь... Давай , иди!

Не мешкай, ничего не жди.

Людей найдёшь, они поймут.

А не поймут, авось убьют...

 

Я поднял голову, смотрю

И небо вижу, как в бреду.

Свободен я. Открыт мой путь.

И жить мне надо как-нибудь.

 

Куда идти, что делать мне?

Я думал, думал в тишине...

А если я пойду туда,

Где мчат куда-то поезда?..

 

 

Часть вторая

А вдруг я окажусь чужим,

Не стану никогда своим?

Куда направиться, идти?

И с кем мне будет по пути?

 

Боязнь, волненье... Одиноко...

И окружение жестоко.

Кого спросить? Как всем сказать,

Что сирота? Чего мне ждать?

 

А что за дверью? Ничего...

И близких рядом никого.

А, может, мне пойти другой тропой

И путь искать там только свой.

 

Упасть, подняться, вновь пойти,

Ускорить шаг и на пути

На яркий свет направить взгляд,

Когда пути уж нет назад.

 

Но свет недолог, дальше мрак

И темнота, лишь сделай шаг.

В подвале, где теперь стою,

На кон я ставлю жизнь свою.

 

Уйти? Остаться? Вот вопрос.

А с сироты какой тут спрос?

И я кричу: «Я – сирота!».

В ответ лишь злая пустота.

 

 

Шагнул я дальше и в углу

Увидел слабую свечу.

Вокруг неё – клубок теней

И их главарь, что всех сильней.

 

Мой крик тонул в потоке слов.

Я видел множество голов –

Тех, кто, склонившись над столом,

Давились водкой и вином.

 

Как неприкаянный стою

Теперь, вручая жизнь свою

Тем, кто давно живёт на дне,

Пусть в призрачной, но тишине.

 

Стою я час, другой... Никто

Не видит здесь меня давно.

Какой-то дядька невзначай

Толкнул плечом: «Иди, давай».

 

И я подумал: здесь у всех

Чужая жизнь, и нет помех.

А я для них бельмо в глазу,

Но всё ж надеюсь и стою.

 

 

 

Часть третья

И, наконец, я слышу вдруг:

«Садись, пацан. Иди в наш круг.

Ну ,что ж, привет, как звать тебя?

Что надо? Где бывал? Когда?

 

Откуда сам? И как ты здесь?

Отец и мать-то, может, есть?

В каких краях ты побывал?

Кого ты видел и встречал?»

 

«Встречал...», – ответил я невнятно.

Для них чужой я. Что ж, понятно...

И гнали прочь, кричали вслед:

«Ты – сирота». И весь ответ.

 

А сами вы живёте как?

И почему такой здесь мрак?

«А для чего нам свет, пацан?

Для нас вся жизнь – лишь балаган.

 

Мы здесь давно, свободно нам

И всё мы делим пополам.

И можно пить, не горевать.

Так нам на всех теперь плевать.

 

А хочешь к нам – давай, иди.

Не думай, что там впереди.

Располагайся, с нами будь,

И проживём все как-нибудь.

 

 

Антоха, кореш, наливай.

Пацан, ты вещи здесь кидай».

По кругу пущенный стакан,

Как в горло яд. Вот он – капкан.

 

А дальше, в метре от меня,

Дурманом анаши маня,

Забили пацаны косяк.

Всё хорошо, и жизнь ништяк.

 

Постарше пацаны сидят –

Худые, грязные, и взгляд

Безумных, конченных людей.

Шприцы вокруг – давай, балдей.

 

«Ты делай то, что говорят.

Здесь рады все и не грустят.

А ты нисколько не робей.

Тут выжить можно, да, Андрей.

 

Вопросы есть? Мы всё решим,

Поддержим. Мы на том стоим.

Научим воровать, и ты

Забудешь глупые мечты».

 

 

Часть четвертая

«Андрюха, кореш, ну, решай.

Ты с нами или как? Давай!

На дело вместе «щас» пойдём

Сегодня лишь, с тобой вдвоём».

 

Присел подумать... Как мне быть?

Что будет дальше? Как мне жить?

Тут пропадают все, тут пыль.

Да, жизнь не сказка. Это быль.

 

Забрал мешок, сказал «Пока»,

И в едком дыме табака

Стоял и долго думал я.

Решать ведь надо – жизнь моя...

 

Я шёл, не зная, где мой путь.

Я просто брёл куда-нибудь.

В моём кармане сигарет

И спичек не было и нет.

 

 

Присел на корточки, смотрю,

Я в темноте таюсь и жду.

И вижу вдруг: идёт мужик,

Шатаясь. Вот он – миг!

 

Когда лишь сделать надо шаг,

Сообразил я, не дурак.

Удар – и вот уже лежит

Мужик, не дышит, не кричит.

 

 

Кольцо и цепь схватил спеша,

Барсетка тоже хороша.

Я побежал. Богат улов.

О, вольный мир, как ты суров!

 

 

Раздался свист, и понял я –

На волоске вся жизнь моя.

Тот свист от пули – резкий звук.

«Стой, парень!» Всё, замкнулся круг...

 

Я на земле, и вдруг пинок.

Подумал, что лишился ног.

От боли скорчился, едва

Соображает голова.

 

«Откуда взялся этот мент?» –

Подумал я, и в тот момент

Он отошёл туда, где всё ещё лежал

Без чувств мужик. А я всё ждал.

 

Мужик лежал, не шевелясь.

О, вольный мир! Тут страх и грязь!

Я повернулся посмотреть –

Мужик сумел всё ж уцелеть.

 

Вдруг дёрнулся и закричал,

А я чего-то ждал и ждал.

Подняться я хотел с земли,

А мент сказал: «Меня не зли.

 

Лежать!» – сказал мне грубо он. –

«Теперь здесь действует закон».

И отошёл, чтоб позвонить,

А я не мог себе простить,

 

Что так попался глупо я,

И на кону ведь жизнь моя...

Рванулся я и побежал.

Меня в тот миг он не догнал.

 

 

Часть пятая

И снова надо выбрать дверь...

И что же делать мне теперь?

Кому мне верить? С кем дружить?

Как сироте на свете жить?

 

А в детском доме стол накрыт,

И вход для всех всегда открыт.

Там время ужина сейчас...

Я здесь, где только вонь и грязь.

 

О, как же хочется за стол!

Но здесь я, как уставший вол.

Поесть бы вкусно – и в постель,

Забыть всю эту канитель.

 

Но всё, что в прошлом – не вернуть,

Назад уже не повернуть.

Не думал я, что жизнь сложна.

И мне такая не нужна.

 

Зачем мне врали все подряд?

И я попал на воле в ад –

Без денег, помощи, еды,

Без сигарет и без воды.

 

Ах, если б знать, что будет так!

Где друг? А где лишь лютый враг?

Темно, обидно... Гнев и злость...

И я для всех, как в горле кость.

 

Иду вперед... Зачем? куда?

Встал перед дверью – мне сюда.

Открыть рукой? Нет, пну ногой.

Дверь приоткрылась в мир чужой...

 

 

Хлопок, раздавшийся в тот миг,

Ушей моих тотчас достиг.

Я в центре комнаты стою

И проклинаю жизнь свою.

 

Но здесь совсем другое всё.

Так всё блестит, и есть бабло.

Спокойно стало как-то мне,

И я услышал в тишине:

 

«Здорово, парень, проходи».

Я думал: что же впереди?

Тревоги нет, спокойно так,

И в прошлом дней последних мрак.

 

Ко мне парнишка подошёл,

Неспешный разговор завёл.

На шее цепь вовсю блестит,

И блеск перстней глаза слепит.

 

«Привет, братишка», – слышу я. –

«Откуда ты? Есть ли семья?

Рассказывай, как к нам пришёл

И кто тебя сюда привёл.

 

Ну, говори: откуда сам?

Голодный, вижу по глазам.

А сколько лет тебе сейчас?

И сможешь ли быть среди нас?»

 

Достал из пачки сигарет,

Мне протянул. Я знал ответ.

Присел с ним рядом «на корты»,

Сказал я тихо: «Дай воды»...

 

 

Часть шестая

С чего начать рассказ, не знаю.

Да, в жизни всякое бывает.

Все мысли кучей в голове...

Ещё бы знать – а с кем я, где?

 

Ну, рассказал, откуда я,

Что бросила меня семья.

Как волк, теперь я одинок,

И жизнь дала мне злой урок.

 

Сказали мне: «Ответ простой:

Ты, парень, видно с головой.

Но, если слаб, то пропадёшь,

Судьбу свою ты не найдёшь.

 

Тебе ведь нечего терять,

От жизни нечего и ждать.

А мы – команда, сила, сталь,

И никого нам здесь не жаль.

 

Не брезгай, кушай, отдохни.

Наступят  в твоей жизни дни,

Когда «на дело» ты пойдёшь,

И вот тогда ты всё поймёшь».

 

Я слушал молча, чуть дыша.

Кричала, плакала душа.

За что мне в жизни столько бед?

И как найти на всё ответ?

 

Одежду парень мне принёс

И  жёстко, грубо произнёс:

«С утра получишь завтра «пушку»,

А «щас» бери свою подушку

 

И спать ложись. И отдыхай».

Андрюха, вот тебе здесь рай!

А я всё думал: как же так?

И кто мне друг, и кто мне враг?

 

 

Никак ведь сразу не понять.

Ну, что ж, посмотрим. Надо ждать.

Помогут мне, уверен я.

Другою станет жизнь моя.

 

Я утром встал, костюм надел.

На мне отлично он сидел.

Шашлык на улице. Вот драйв!

Девчонки юные – мне в кайф.

 

Одна ко мне вдруг подошла.

«Ну, что, парнишка, как дела?»

А я за столиком сижу,

С задором на неё гляжу.

 

Всё закрутилось быстро так.

Осталось сделать только шаг.

Ведь знал:  у пропасти стою.

За грош продал я жизнь свою.

 

Летели дни и шли недели.

Так хорошо – всё на пределе.

Откуда прибыль? Всё доступно.

И мысль вертелась неотступно...

 

День наступил, такой обычный.

Уже всё стало так привычно.

Сидим в машине, курим, пьём

И не жалеем ни о чём.

 

И вдруг звонок: «Ну, что, готов?

Давай-ка быстро и без слов.

«Стрела» сегодня, выезжай.

Вопросов ты не задавай».

 

«Что за «стрела»? – спросил ребят.

В  ответ они мне говорят:

«Да лучше бы тебе не знать.

Но  драки нам не избежать»...

 

 

Часть седьмая

Подъехали под вечер мы.

Увидел я, как к нам из тьмы

Подходит дружно так народ.

Разборки, крики – и вперёд.

 

«Волыну» в руки и затвор

Я дёрнул… с этих самых пор

Я понял, что ступил за край…

И в голове сплошной раздрай.

 

Бой завязался: крики, брань.

Всё, перешли мы эту грань,

Когда становишься, как волк –

По сути, зол и одинок.

 

«Ты бей, Андрюха», – мне кричат. –

«Перед тобой ведь враг! Он, гад,

Пришёл сюда нас убивать.

Не падай, ведь потом не встать.

 

Затопчут насмерть, не щадя.

Стреляй, Андрюха», – мне кричат.

Но тут удар кастетом в бровь,

И по лицу полилась кровь.

 

Сбивают с ног, но я встаю,

Рукой стираю кровь свою.

Она бежит, бежит ручьём,

А бровь болит, горит огнём.

 

«Остановитесь!» – слышу я. –

«Да пожалейте вы себя!

Ведь покалечить можно враз.

Вы хоть одумайтесь сейчас».

 

Шла рядом женщина c сынком.

«Ребята, что здесь за дурдом?

Сейчас же драться прекратите.

Убить друг друга вы хотите?

 

Чужая жизнь для вас ничто.

Друг друга бьёте, но за что?»

Они ушли, а мы стоим

И пять минут ещё молчим.

 

Немного обсудили суть:

У каждого из нас свой путь.

Так что делить, зачем вражда?

Не стать людьми нам никогда…

 

Как волки, пасть друг другу рвём.

Ну, подрались, а что потом?

Не знаем, что же нам делить,

Не знаем, как нам дальше жить…

 

Пришли домой, и я спросил:

«Зачем всё это? Жаль ведь сил.

На что их тратим, надо ли,

Чтоб убивали нас и жгли?»

 

Мне объяснили, что к чему,

Кто что делил и почему.

«Ещё немного подрастёшь,

И ты, Андрюха, всё поймёшь».

.

 

 

Привёл себя в порядок я,

Подумал: вот судьба моя –

Скитаться по чужим углам

И жизнь свою менять на хлам.

 

Присел весь в ссадинах за стол,

Потом за зеркалом пошёл

И глянул: мама, боже мой,

Да что же стало-то со мной?

 

Взгляд мой потухший, неживой,

Нет огонька, я сам не свой.

О чём недавно я мечтал?

И где искал свой идеал?

 

Всё рухнуло, и нет мечты,

И жизнь – в обломках суеты

Ненужной, жалкой и пустой.

Теперь и я совсем другой…

 

Я думал, здесь меня поймут

И обогреют. Но все лгут.

Жестоко был под пули брошен

И мог быть просто уничтожен.

 

Я понял: лёгкость денег здесь.

А голос мне кричал: «Всё взвесь!

Подумай: это не твоё,

И всё вокруг – сплошное зло».

 

Мне дали денег, сыт, обут.

Дела большие всех нас ждут.

И должен по звонку теперь

Отдать им долг… Я выл, как зверь.

 

Я не такой судьбы хотел,

Не всё ещё преодолел.

Не мог так жить я, не желал

И сам себе тогда сказал:

 

Доступность многого – не рай.

Ну что ж, Андрюха, выбирай:

Остаться, стать рабом навек?

Нет, я не раб, я – человек!

 

Скотиной быть я не хочу.

По книжкам жизнь я не учу.

И, постигая жизни дно,

Я в грязный мир открыл окно.

 

Остаться – стать скотиной. Нет!

Ведь мне ещё так мало лет.

Тревожно ноет всё в груди:

Что ждёт меня там, впереди?

 

Я с жизнью в прятки не играю

И всё отлично понимаю.

Но как уйти, не знаю я…

Такой вот стала жизнь моя…

 

 

Часть восьмая

Пора всё начинать сначала

И делать выбор. Как же мало

Минут, часов и дней на то,

Чтоб разобраться, кто есть кто.

 

Хочу бежать подальше прочь.

Никто не может мне помочь…

Я должен сам себя найти

На этом жизненном пути.

 

Начать всё с чистого листа,

Забыть о прошлом навсегда.

А прежний лист – он весь в крови,

Там нет ни счастья, ни любви.

 

Там грязь и пошлость, мрак и смрад,

Там юные сердца горят,

Там превращаются в зверей,

И выживает, кто сильней.

 

И я расстался с жизнью той.

В душе теперь настал покой.

Иду по городу, смеюсь.

Назад я больше не вернусь.

 

Я не примкнул к бандитам тем,

Ушёл, в чём был, и стал никем.

Не знал, что дальше делать мне,

Стоял и думал в тишине.

 

В карманах пусто, денег нет.

Как дальше жить? Кто даст ответ?

И очень хочется уснуть –

Вдруг мне во сне укажут путь

 

В тот мир, где счастлив буду я,

Где будет дом, моя семья.

Проснуться через много лет,

Увидеть жизни новой свет…

 

Сейчас лишь холод, пустота,

И жизнь моя уже не та.

Детдом остался позади.

Что ждёт меня там впереди?

 

Иду, бреду, болит нога.

Как жизнь моя мне дорога!

На этот свет родился я,

Но так трудна судьба моя.

 

Одежды тёплой даже нет,

Но я иду туда, где свет.

Ведь я не зверь, я – Человек.

Сейчас мой старт и мой разбег.

 

И мне бы только не упасть,

Мне важно сдуру не пропасть.

Я – Человек, я смел, силён,

Я молод, и я в жизнь влюблён.

.

 

 

 

Стремленье есть – я всё смогу,

И сам себе я помогу.

Желанье жить зовёт вперёд

Туда, где точно повезёт.

 

Я проложу свой в жизни путь,

Чтобы потом когда-нибудь

Гордиться тем, что сделал я,

Что жизнь прожил совсем не зря

 

Вот я стою, и в тишине

Я в этот миг, как в полусне,

Смотрю на серые дома,

Не радует меня зима.

 

Людей бездомных вижу я.

Один из них спросил меня:

«Как здесь, братишка, оказался?

С людьми плохими ты связался?

 

Ты здесь найдёшь ночлег и кров.

Располагайся и без слов.

Мы все такие здесь теперь.

И жизнь не сахар, мне поверь».

 

Уютно у костра, тепло

И на душе моей светло.

Дровишки щёлкают, трещат,

А люди рядом всё молчат.

 

И лишь один сказал: «Меня

Вот прогнала семья моя.

Скитаюсь уже много лет,

И нет жилья, и денег нет.

 

Во всём ведь сам я виноват.

Был обеспечен и богат,

Но начал пить, забросил быт.

Теперь детьми я позабыт.

 

Смотрю: ты парень неплохой.

Давай поговорим с тобой.

Свои вещички здесь ты брось

И понадейся на авось.

 

Дай прикурить . Я расскажу.

С тобой немного посижу.

Бомжом я стал. Кого винить?

Но не смогу жену простить.

 

«Котёл» - так кличут все меня.

Но звался Леонидом я.

Я тут давно, уж года три.

Ты на одежду не смотри.

 

У каждого своя беда.

Не по себе мне от стыда,

Что стал бродягой, нищим стал,

Я жизни дно теперь познал».

 

 

gallery/-esudru0mja

Часть девятая

Не буду много говорить.

Мне зиму надо пережить,

А думать буду я потом.

Но жизнь моя вся кувырком.

 

Я молодой, и я здоров,

Но где живу? И где мой кров?

А этот бомж кто для меня?

Какой же стала жизнь моя…

 

«Что подсказать он может мне?», –

Я думал, сидя в тишине.

«Жить так, как он, и стать бомжом?

Сломать судьбу? А что потом?

 

Бороться должен, должен я!

Другою станет жизнь моя!

Живу в сарае месяц, два

И слышу разные слова.

 

Историй много про судьбу.

И рассказал про жизнь свою.

Всё шло обычно, день за днём.

Все водку пьют, и храп кругом.

 

А мне ещё бы потерпеть,

Но сил уж нет на всё смотреть

Пришла весна, и думал я,

Как жизнь изменится моя?

 

Что делать мне, как дальше жить?

Как честь и совесть сохранить?

 

Пошёл по улице, кругом

Гуляют люди вечерком,

И распускает почки клён,

А я шагаю под дождём.

 

Работу бы быстрей найти

И тем себя теперь спасти.

От жизни грязной и дурной

Спасти себя любой ценой.

 

Вдали увидел магазин

И группу грузчиков мужчин

Разгрузка хлеба – для меня!

Да, шёл сюда совсем не зря.

 

Но вот водитель отругал:

«Уйди, пацан», – он мне сказал.

«Ой, ладно, я хотел помочь!»

Но как мне голод превозмочь?

 

 

И тут водитель говорит:

«Таскай лотки», – и всё глядит,

Чтоб ничего не свистнул я.

Ох, жизнь несладкая моя.

 

Он за работу заплатил.

Я хлеба вдоволь накупил

И молока, и творога.

Жизнь показалась так легка!

 

Сел на обочину и ем,

И кажется, что нет проблем.

Мне заплатили, я поел,

И сразу я повеселел.

 

Иду по улице. Тепло.

И на душе совсем светло.

Иду с улыбкой на лице,

Не зная, что теперь в конце.

 

Вот погуляю, осмотрюсь,

Назад я точно не вернусь.

Пристанище себе найду

И от бомжей теперь уйду.

 

Увидел дом, совсем пустой,

И мне пройти бы стороной,

Но без труда вошёл туда.

Не приключилась бы беда…

 

Но хорошо мне стало вдруг

Здесь чистота, покой вокруг.

Я наконец легко вздохнул,

Спокойно сразу так заснул.

 

Наутро в город вышел я,

Просил работу, только зря.

Мне говорили: «Уходи!»

Везде менты, ты погляди.

 

От злости долго я кричал.

Я столько времени молчал!

Теперь скажу: вы звери все.

Я шанс прошу, но вы не те.

 

Кто мне поможет и поймёт?

Ну, что за подлый вы народ!

Вместо того, чтоб мне помочь,

Вы гоните меня все прочь…

 

 

 

 

 

Всё бесполезно. День второй.

Бреду, иду еле живой.

Закрыты двери здесь везде,

А я иду назло судьбе.

 

Ну ладно! Если это так,

Я украду. Какой пустяк:

Пошел, украл. Я всех сильней.

И вышел я из тех дверей.

 

Свет бледно-желтый, сырость, смрад,

И здесь по-русски говорят.

Решетки, стены… Не пойму…

И мысль: ну, всё – попал в тюрьму.

 

Спросил, кто старший. «Всем привет».

Услышал сразу же ответ.

Не знал я правил и спросил,

А сам уже совсем без сил.

 

Мне бы поесть, хлебнуть чайку.

Тут предложили «чифирку».

Я взял матрас и расстелил,

Сел на него и закурил.

 

По кругу гнали кружку чая.

Я говорил, порой вздыхая.

Чужие лица, полутьма.

Но все-таки не Колыма.

 

По два глотка мы пьем «чифир».

Здесь свой закон, и здесь свой мир.

Подсел мужик, за руку взял

И просто тихо мне сказал:

 

«Я тут блатной. Я Костик, брат.

Вопрос решим мы в аккурат.

А ты за языком следи,

Себе потом не навреди.

 

И на рожон не надо лезть.

Здесь ни к чему вранье и лесть.

Тут свой неписаный закон,

И должен соблюдаться он.

 

Здесь всё узнают про тебя,

Вся наизнанку жизнь твоя.

Нет смысла о себе нам врать.

Уж лучше сразу – не скрывать».

 

Два года честно оттрубил

И до амнистии дожил,

Со справкой вскоре вышел я.

Что рассказать еще, друзья?

 

Я брел с поникшей головой,

Я стар душой, но молодой.

Начать всё с чистого листа,

Покинуть здешние места.

 

 

Четыре года – вот мой срок.

Из них лишь два отбыть я смог.

И по амнистии домой

Я шел прикусывая  губы больно в кровь.

 

Вот воля, жизнь, и всё сначала.

Другою жизнь моя не стала.

Я мчался просто в никуда,

Чтоб всё забыть и навсегда.

 

Я сутки ехал, вспоминал.

Я жить ещё не начинал.

Бутылка водки, наркота,

Безделье, тюрьмы, пустота.

 

Детдом и юность позади,

А что там дальше впереди?

Скитанье, голод, воровство?

Но для чего и для кого?

 

Все годы я себя искал

И по подвалам бомжевал.

Я просто гробил жизнь свою.

И до сих пор я не пойму,

 

Что предназначено судьбой,

И где же путь спасенья мой.

Ведь выход должен где-то быть.

Но как теперь мне надо жить?

 

И волю я собрал в кулак,

Сказал себе, что жить вот так

Я не хочу – мой путь иной,

И не расстанусь я с мечтой.

 

Ведь я мечтал создать семью

Любить детей, жену свою.

И представлял: приду домой,

Супруга скажет: «Дорогой,

 

Поешь, трудился ты для нас».

И в этот предвечерний час

Я был бы счастлив, что с семьёй,

Но труден путь мой к жизни той.

 

Себе я обещанье дал

И самому себе сказал:

Пусть тяжело, но я смогу

И выход всё равно найду.

 

 

 

 

 

 

Часть десятая

Часть одиннадцатая

Вот незнакомый мне вокзал.

Куда идти? Опять не знал.

А из вещей – рюкзак один

И для волненья сто причин.

 

И сразу думать начал я:

Как же прожить мне без жилья?

И снова замкнут жизни круг…

Но встретил девушку я вдруг.

 

Мы погуляли с ней вдвоем,

Она спросила: «Где твой дом?»

А я ответил: «Дома нет.

Скитаюсь я так много лет».

 

Мы пили терпкое вино.

Так счастлив не был я давно.

Нам было хорошо вдвоем,

Но все казалось мне лишь сном.

 

Но нет – все это наяву.

Я поменяю жизнь свою.

И этот шанс дает судьба.

Услышана моя мольба.

 

Я понял сразу: нравлюсь ей.

На сердце стало потеплей.

И мне понравилась она.

Сказала, что живет одна,

 

Добавив, что работы нет

И что в позоре много лет.

Ведь надо помогать родным,

А деньги тают словно дым…

 

И каждый день – один, второй…

А жизнь на дне – такой отстой!

Хоть в петлю лезь, но надо жить.

Она старалась объяснить…

 

Я понимал: ей нелегко.

Она вздыхала глубоко

И знала, что нельзя так жить,

Но не могла другою быть.

 

Немного выпили вина.

Она сказала, что одна,

Живет в квартире небольшой –

Уютный угол все же свой.

Она сказала мне: «Живи!

Так не хватает мне любви,

Заботы, ласки и тепла.

Я до сих пор и не жила».

 

И я остался у нее.

Жилище новое мое

Мне помогло не умереть

И от мучений не сгореть.

 

Немного времени прошло.

Нам было с Сашей хорошо

(Так звали девушку мою,

Что шла у жизни на краю).

 

Не пощадила нас судьба,

И я, по девушке скорбя,

Ушел в неведомый мне путь,

Лишь бы уйти куда-нибудь…

 

Чтобы не видеть смерти той,

Что мне была ведь не чужой.

Но Саши нет, а кто убил,

Никто не знает, и нет сил

 

Мне эту боль перенести.

Я только мог сказать: «Прости…»

Не уберег, не доглядел,

Прийти пораньше не успел.

 

Надежда, вера – всё ушло,

И на душе так тяжело…

Но надо попытаться жить,

Судьбу свою переломить.

 

На лавку я тогда присел,

Опять остался не у дел.

Газета рядом – пролистал

И объявленье прочитал:

 

«Охранник нужен в магазин».

Мне сомневаться нет причин –

Пойду, решил так твердо я.

Менялась вновь судьба моя…

 

 

 

 

 

 

И вот я вновь иду один. 
Спросил: «Где этот магазин?» 
Хотел охранником я стать, 
Но не хотел я объяснять, 

Откуда я сюда пришел, 
И почему на всех я зол. 
«Но дайте шанс, – я им сказал. – 
«Об этом я давно мечтал. 

Работать буду хорошо. 
Всё трудное уже прошло. 
Вы научите, я готов 
Работать и без лишних слов». 

Дни проходили. Нет тоски. 
Теченье жизненной реки 
Меня бросало вновь туда, 
Где был я сыт, одет всегда. 

Спецформа, деньги на еду, 
Но вдруг, как в пламенном бреду, 
Я встретил женщину. Она 
Мне стала так теперь нужна! 

Гуляли вместе каждый день. 
Не знал я, что беда, как тень, 
За мною шла и догнала. 
В обличье злом беда была. 

Позвали в гости, я пошёл, 
Расправил плечи, как орёл, 
И верил, что там рады мне, 
И жил, как будто бы во сне. 

А дома – чистая кровать, 
Любимая уложит спать. 
Чтоб одинокими не быть, 
Решили мы семьёю жить. 

Сынишка – маленький Максим. 
Я так хотел, чтоб стал своим. 
Всё хорошо, налажен быт, 
Но сердце странно так болит… 

Однажды прозвучал звонок, 
Светланы слышу голосок: 
«Андрей, возьми с собой пивка», – 
Она была пьяна слегка. 



 

Я ощущал , что всё не так, 
А пиво – просто лишь пустяк. 
Я чувствовал тревожный знак, 
Но был невидимым тот враг. 

Я отгонял все мысли прочь, 
Не знал, что дома в эту ночь 
Случится странный разговор – 
Не избежать нам было ссор. 

«Андрей, – сказала Света, – ты 
Исполни все мои мечты: 
Возьми кредит, и мы втроём 
Так хорошо все заживём! 

Квартиру купим, сменим дом, 
Расстанемся с чужим жильём, 
В своей квартире будем жить, 
Друг друга искренне любить!» 

Я чувствовал, что здесь подвох. 
И план Светланы был так плох, 
Что разгадал всё сразу я – 
Загнали в петлю здесь меня. 

И тут вдруг сразу понял я, 
А память цепкая моя 
Мне подсказала случай тот. 
И вот он – жизни поворот. 

Директор мой, зовут Илья, 
Сказал: «Отныне мы друзья!» 
Что будет помогать он мне, 
Сказал в нависшей тишине. 

«Ты, парень, молодец, – сказал. – 
Такого вовсе я не ждал. 
Конечно, жаль, что сирота, 
Но будь спокоен, босота. 

Я помогу во всём тебе, 
И всё изменится в судьбе: 
Пойдёшь учиться «на диплом», 
Оружие куплю потом. 

Приобрету «травмат», УЗИ – 
У нас всё будет на мази. 
Отучишься, придёшь сюда, 
И не страшна тебе беда». 

Я отучился, получил 
«Травмат», УЗИ и зарядил. 
Отнёс оружие домой 
И думал, что обрёл покой…

 

Часть двенадцатая

Продолжение следует

 

© Андрей Шадрин

г. Челябинск

gallery/обложка игры в лабиринте4

Электронная версия.

4276872020669686
ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ» Назначение: Книга. Ваш почтовый адрес , Ф.И.О. заказчика.

 

Доставка в регионы России за счет заказчика, возможен самовывоз (г. Челябинск)

В муниципальные учреждения (детские дома) книга не продается, доставка книги осуществляется за счет автора проекта. Просьба правильно указывать адрес отправления с индексом и Ф.И.О получателя.

Стоимость книги 350руб.

Все вырученные средства пойдут на благотворительность.

gallery/тттт