gallery/мы д

Я сделал шаг

gallery/цитата4
gallery/цитата2
gallery/цитата3
gallery/цитата5
gallery/цитата6

Я сделал шаг... У пропасти стою...

Шагнул ещё и вдруг лечу.

А, может, зря шагнул? Не знаю…

А, может, там меня поймают?

 

А, может, это просто сон?

Но мне так часто снится он.

А, может, люди так играют?

А, может быть, не понимают,

 

Что там внизу – и грязь, и дно,

Но всё ж толкают. А за что?

И говорят: «Ну, прыгай, что ж.

Не хочешь трудностей – поймёшь».

 

Хороший я, мне говорили,

Любовь и ласку мне дарили,

Кормили часто просто так.

Подумаешь, какой пустяк...

 

Не одинок – все убеждали.

Со мною просто все играли.

 

 

Часть первая

Да, хорошо, полезно, надо.

Родителей не видя рядом,

Как сирота, был обделён.

Скажите, это был лишь сон?

 

Но, к сожаленью, нет, не сон.

Я сирота – так быть должно.

Я в жизни главным обделён.

Я государственный. Такой закон...

 

Открылась дверь... Давай , иди!

Не мешкай, ничего не жди.

Людей найдёшь, они поймут.

А не поймут, авось убьют...

 

Я поднял голову, смотрю

И небо вижу, как в бреду.

Свободен я. Открыт мой путь.

И жить мне надо как-нибудь.

 

Куда идти, что делать мне?

Я думал, думал в тишине...

А если я пойду туда,

Где мчат куда-то поезда?..

 

 

Часть вторая

А вдруг я окажусь чужим,

Не стану никогда своим?

Куда направиться, идти?

И с кем мне будет по пути?

 

Боязнь, волненье... Одиноко...

И окружение жестоко.

Кого спросить? Как всем сказать,

Что сирота? Чего мне ждать?

 

А что за дверью? Ничего...

И близких рядом никого.

А, может, мне пойти другой тропой

И путь искать там только свой.

 

Упасть, подняться, вновь пойти,

Ускорить шаг и на пути

На яркий свет направить взгляд,

Когда пути уж нет назад.

 

Но свет недолог, дальше мрак

И темнота, лишь сделай шаг.

В подвале, где теперь стою,

На кон я ставлю жизнь свою.

 

Уйти? Остаться? Вот вопрос.

А с сироты какой тут спрос?

И я кричу: «Я – сирота!».

В ответ лишь злая пустота.

 

 

Шагнул я дальше и в углу

Увидел слабую свечу.

Вокруг неё – клубок теней

И их главарь, что всех сильней.

 

Мой крик тонул в потоке слов.

Я видел множество голов –

Тех, кто, склонившись над столом,

Давились водкой и вином.

 

Как неприкаянный стою

Теперь, вручая жизнь свою

Тем, кто давно живёт на дне,

Пусть в призрачной, но тишине.

 

Стою я час, другой... Никто

Не видит здесь меня давно.

Какой-то дядька невзначай

Толкнул плечом: «Иди, давай».

 

И я подумал: здесь у всех

Чужая жизнь, и нет помех.

А я для них бельмо в глазу,

Но всё ж надеюсь и стою.

 

 

 

Часть третья

И, наконец, я слышу вдруг:

«Садись, пацан. Иди в наш круг.

Ну ,что ж, привет, как звать тебя?

Что надо? Где бывал? Когда?

 

Откуда сам? И как ты здесь?

Отец и мать-то, может, есть?

В каких краях ты побывал?

Кого ты видел и встречал?»

 

«Встречал...», – ответил я невнятно.

Для них чужой я. Что ж, понятно...

И гнали прочь, кричали вслед:

«Ты – сирота». И весь ответ.

 

А сами вы живёте как?

И почему такой здесь мрак?

«А для чего нам свет, пацан?

Для нас вся жизнь – лишь балаган.

 

Мы здесь давно, свободно нам

И всё мы делим пополам.

И можно пить, не горевать.

Так нам на всех теперь плевать.

 

А хочешь к нам – давай, иди.

Не думай, что там впереди.

Располагайся, с нами будь,

И проживём все как-нибудь.

 

 

Антоха, кореш, наливай.

Пацан, ты вещи здесь кидай».

По кругу пущенный стакан,

Как в горло яд. Вот он – капкан.

 

А дальше, в метре от меня,

Дурманом анаши маня,

Забили пацаны косяк.

Всё хорошо, и жизнь ништяк.

 

Постарше пацаны сидят –

Худые, грязные, и взгляд

Безумных, конченных людей.

Шприцы вокруг – давай, балдей.

 

«Ты делай то, что говорят.

Здесь рады все и не грустят.

А ты нисколько не робей.

Тут выжить можно, да, Андрей.

 

Вопросы есть? Мы всё решим,

Поддержим. Мы на том стоим.

Научим воровать, и ты

Забудешь глупые мечты».

 

 

Часть четвертая

«Андрюха, кореш, ну, решай.

Ты с нами или как? Давай!

На дело вместе «щас» пойдём

Сегодня лишь, с тобой вдвоём».

 

Присел подумать... Как мне быть?

Что будет дальше? Как мне жить?

Тут пропадают все, тут пыль.

Да, жизнь не сказка. Это быль.

 

Забрал мешок, сказал «Пока»,

И в едком дыме табака

Стоял и долго думал я.

Решать ведь надо – жизнь моя...

 

Я шёл, не зная, где мой путь.

Я просто брёл куда-нибудь.

В моём кармане сигарет

И спичек не было и нет.

 

 

Присел на корточки, смотрю,

Я в темноте таюсь и жду.

И вижу вдруг: идёт мужик,

Шатаясь. Вот он – миг!

 

Когда лишь сделать надо шаг,

Сообразил я, не дурак.

Удар – и вот уже лежит

Мужик, не дышит, не кричит.

 

 

Кольцо и цепь схватил спеша,

Барсетка тоже хороша.

Я побежал. Богат улов.

О, вольный мир, как ты суров!

 

 

Раздался свист, и понял я –

На волоске вся жизнь моя.

Тот свист от пули – резкий звук.

«Стой, парень!» Всё, замкнулся круг...

 

Я на земле, и вдруг пинок.

Подумал, что лишился ног.

От боли скорчился, едва

Соображает голова.

 

«Откуда взялся этот мент?» –

Подумал я, и в тот момент

Он отошёл туда, где всё ещё лежал

Без чувств мужик. А я всё ждал.

 

Мужик лежал, не шевелясь.

О, вольный мир! Тут страх и грязь!

Я повернулся посмотреть –

Мужик сумел всё ж уцелеть.

 

Вдруг дёрнулся и закричал,

А я чего-то ждал и ждал.

Подняться я хотел с земли,

А мент сказал: «Меня не зли.

 

Лежать!» – сказал мне грубо он. –

«Теперь здесь действует закон».

И отошёл, чтоб позвонить,

А я не мог себе простить,

 

Что так попался глупо я,

И на кону ведь жизнь моя...

Рванулся я и побежал.

Меня в тот миг он не догнал.

 

 

Часть пятая

И снова надо выбрать дверь...

И что же делать мне теперь?

Кому мне верить? С кем дружить?

Как сироте на свете жить?

 

А в детском доме стол накрыт,

И вход для всех всегда открыт.

Там время ужина сейчас...

Я здесь, где только вонь и грязь.

 

О, как же хочется за стол!

Но здесь я, как уставший вол.

Поесть бы вкусно – и в постель,

Забыть всю эту канитель.

 

Но всё, что в прошлом – не вернуть,

Назад уже не повернуть.

Не думал я, что жизнь сложна.

И мне такая не нужна.

 

Зачем мне врали все подряд?

И я попал на воле в ад –

Без денег, помощи, еды,

Без сигарет и без воды.

 

Ах, если б знать, что будет так!

Где друг? А где лишь лютый враг?

Темно, обидно... Гнев и злость...

И я для всех, как в горле кость.

 

Иду вперед... Зачем? куда?

Встал перед дверью – мне сюда.

Открыть рукой? Нет, пну ногой.

Дверь приоткрылась в мир чужой...

 

 

Хлопок, раздавшийся в тот миг,

Ушей моих тотчас достиг.

Я в центре комнаты стою

И проклинаю жизнь свою.

 

Но здесь совсем другое всё.

Так всё блестит, и есть бабло.

Спокойно стало как-то мне,

И я услышал в тишине:

 

«Здорово, парень, проходи».

Я думал: что же впереди?

Тревоги нет, спокойно так,

И в прошлом дней последних мрак.

 

Ко мне парнишка подошёл,

Неспешный разговор завёл.

На шее цепь вовсю блестит,

И блеск перстней глаза слепит.

 

«Привет, братишка», – слышу я. –

«Откуда ты? Есть ли семья?

Рассказывай, как к нам пришёл

И кто тебя сюда привёл.

 

Ну, говори: откуда сам?

Голодный, вижу по глазам.

А сколько лет тебе сейчас?

И сможешь ли быть среди нас?»

 

Достал из пачки сигарет,

Мне протянул. Я знал ответ.

Присел с ним рядом «на корты»,

Сказал я тихо: «Дай воды»...

 

 

Часть шестая

Часть седьмая

Часть восьмая

Часть девятая

Часть десятая

Часть одиннадцатая

Часть двенадцатая

Продолжение следует

 

© Андрей Шадрин

г. Челябинск

gallery/обложка игры в лабиринте4

Электронная версия.

4276872020669686
ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ» Назначение: Книга. Ваш почтовый адрес , Ф.И.О. заказчика.

 

Доставка в регионы России за счет заказчика, возможен самовывоз (г. Челябинск)

В муниципальные учреждения (детские дома) книга не продается, доставка книги осуществляется за счет автора проекта. Просьба правильно указывать адрес отправления с индексом и Ф.И.О получателя.

Стоимость книги 350руб.

Все вырученные средства пойдут на дополнительный тираж книг и передаи их по запросу в детские дома или иные социальные учреждения.

gallery/тттт

Часть тринадцатая

Часть четырнадцатая

gallery/резервная_копия_обложка игры в лабиринте